Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

Содержание
  1. Советские госпитали во время Великой Отечественной войны
  2. Где создавались госпитали
  3. Путь от ранения до исцеления
  4. Основные направления госпиталей
  5. Персонал
  6. Помощники врачей
  7. Трудности работы
  8. Достижения и упущения
  9. Спасённые от смерти: как работала медицина в годы войны
  10. Помоги, сестричка!
  11. Нас везут в медсанбат…
  12. … И дальше в тыл
  13. Война без эпидемий. Как советские врачи побеждали вирусы на фронте и в тылу
  14. Работа сверху
  15. Вакцины
  16. Разъяснительная работа и не только
  17. Барьер для инфекций
  18. Контроль качества еды
  19. Разведка
  20. Внимание тылу
  21. ОБХСС: история «самой страшной» спецслужбы СССР
  22. История создания экономической спецслужбы
  23. Деятельность ОБХСС во время Великой Отечественной войны
  24. Послевоенное восстановление экономики
  25. Эпоха развитого социализма
  26. Эпоха Перестройки
  27. ОБХСС: что делала «самая страшная» спецслужба СССР
  28. Экономическая спецслужба
  29. В великую отечественную
  30. Восстановление экономики
  31. «Развитой социализм» и Перестройка
  32. Почему советские граждане как огня боялись ОБХСС
  33. Рожденные в 37-м
  34. Океан денег
  35. По следам купцов Елисеевых
  36. Черный хлопок

Советские госпитали во время Великой Отечественной войны

Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

Боевые действия всегда приводят к потерям. Человек, раненый или больной, уже не может выполнять свои задачи в полной мере. Но их необходимо было вернуть в строй. Для этой цели по всему продвижению войск создавались медицинские учреждения. Временные, в непосредственной близости от боевых сражений, и постоянные – в глубоком тылу.

Где создавались госпитали

Все госпитали во время Великой Отечественной войны получали в своё распоряжение самые вместительные здания городов и сёл.

Ради спасения раненых солдат, их быстрейшего выздоровления школы и санатории, аудитории вузов и номера гостиниц становились медицинскими палатами. Для солдат старались создать лучшие условия.

Города глубокого тыла превращались в пристанища для тысяч солдат на время болезни.

В городах, далёких от мест ведения сражений, дислоцировались госпитали во время Великой Отечественной войны. Список их огромен, они охватывали всё пространство от севера до юга, Сибирь и далее на восток.

Екатеринбург и Тюмень, Архангельск и Мурманск, Иркутск и Омск встречали дорогих гостей. Например, в таком удалённом от фронта городе, как Иркутск, размещалось двадцать госпиталей.

Каждый пункт приёма солдат с передовой был готов к проведению необходимых лечебных процедур, организации полноценного питания и ухода.

Путь от ранения до исцеления

Раненный во время боя солдат не сразу оказывался в госпитале. Первую заботу о нём возлагали на свои хрупкие, но такие сильные женские плечи медсёстры. «Сестрёнки» в солдатской форме бросались под шквальный вражеский огонь, чтобы вытащить своих «братишек» из-под обстрела.

Красный крест, нашитый на рукаве или косынке, своим работникам выдавали госпитали во время Великой Отечественной войны. Фото или изображение этого символа понятно всем без слов. Крест предупреждает о том, что человек не воин.

Фашисты при виде этого отличительного знака просто зверели. Их раздражало одно присутствие маленьких санитарочек на поле боя.

А то, как они ухитрялись тащить под прицельным огнём здоровенных солдат в полном обмундировании, просто приводило их в ярость.

Ведь в армии вермахта такую работу выполняли самые здоровые и сильные солдаты. Поэтому они открыли настоящую охоту на маленьких героинь. Лишь промелькнёт девичий силуэт с красным крестом, и на него наводили прицел множество вражеских стволов. Поэтому гибель на передовой медсестёр была очень частой.

Уходя с поля боя, раненые получали первую помощь и отправлялись на места сортировки. Это были так называемые распределительные эвакуационные пункты. Сюда свозили раненых, контуженных и больных с ближайших фронтов. Один пункт обслуживал от трёх до пяти направлений военных действий. Здесь солдат распределяли по их основному ранению или заболеванию.

Большой вклад в восстановление боевой силы армии сыграли военно-санитарные поезда.

ВСП мог одновременно перевезти большое количество раненых. Никакой другой санитарный транспорт не мог потягаться с этими локомотивами оказания быстрой медицинской помощи. С сортировочных пунктов раненных отправляли во внутренние районы страны в специализированные советские госпитали во время Великой Отечественной войны.

Основные направления госпиталей

Среди госпиталей выделялось несколько профилей. Самыми частыми повреждениями считались ранения в брюшную полость. Они относились к особо тяжким. Осколочное попадание в грудь или живот приводило к повреждению диафрагмы.

В результате грудная и брюшная полости оказываются без естественной границы, что могло привести к гибели солдат. Для их излечения создавались специальные торакоабдоминальные госпитали. Среди таких раненых процент выживания был невысоким. Для лечения ранений конечностей создавался бедренно-суставной профиль.

Руки и ноги страдали от ранений и обморожений. Врачи всеми мыслимыми способами пытались предотвратить ампутацию.

Человек без руки или ноги уже не мог вернуться в строй. А перед медиками ставилась задача восстановления боевой силы.

Нейрохирургическая и инфекционная направленность, терапевтические и психоневрологические отделения, хирургия (гнойная и сосудистая) бросали все силы на свой фронт борьбы с заболеваниями бойцов Красной Армии.

Персонал

На службу Отечеству становились медики разных направленностей и опыта. Опытные врачи и молодые санитарки приходили в госпитали во время Великой Отечественной войны. Здесь они работали сутками. Среди врачей нередки были голодные обмороки.

Но это случалось не от недостатка питания. Кормить старались хорошо и пациентов, и медиков. Врачам частенько не хватало времени на то, чтобы отвлечься от своей основной работы и поесть. Каждая минута была на счету.

Пока продолжался обед, можно было помочь какому-то горемыке и спасти ему жизнь.

Кроме оказания врачебной помощи необходимо было варить еду, кормить солдат, менять повязки, убирать в палатах, стирать. Всё это выполнял многочисленный персонал. Старались хоть как-то отвлечь раненых от горьких дум. Случалось так, что рук не хватало. Тогда появлялись неожиданные помощники.

Помощники врачей

Отряды октябрят и пионеров, отдельные классы оказывали посильную помощь госпиталям во время Великой Отечественной войны. Они подавали стакан воды, писали и читали письма, развлекали солдат, ведь почти у каждого где-то остались дома дочки-сыновья или братья-сёстры.

Прикосновение к мирной жизни после кровопролития страшных будней на фронте становилось стимулом к выздоровлению. В военные госпитали во время Великой Отечественной войны приезжали знаменитые артисты с концертами. Их приезда ждали, они превращались в праздник.

Призыв к отважному преодолению боли, вера в выздоровление, оптимизм выступлений благотворно влияли на пациентов. Приходили пионеры с самодеятельностью. Ставили сценки, где высмеивали фашистов. Пели песни, рассказывали стихи о скорой победе над врагом.

Таких концертов раненые ждали с нетерпением.

Трудности работы

Созданные госпитали во время Великой Отечественной войны функционировали с трудом. В первые месяцы войны не было организовано достаточного снабжения медикаментами, оборудованием, специалистами. Не хватало элементарного – ваты и бинтов. Приходилось стирать их, кипятить. Врачи не могли вовремя поменять халат.

Уже через несколько операций он превращался в красное полотнище от свежей крови. Отступление Красной Армии могло привести к тому, что госпиталь оказывался на захваченной территории. В таких случаях жизнь солдат оказывалась под угрозой. Все, кто мог взять оружие в руки, вставали на защиту остальных.

Медицинский персонал в это время старался организовать эвакуацию тяжелораненых и контуженных.

Наладить работу на неприспособленном месте можно было, пройдя через испытания. Только самоотверженность врачей позволяла оборудовать помещения для оказания необходимой медицинской помощи. Постепенно медицинские учреждения перестали испытывать дефицит лекарств и оборудования. Работа стала более организованной, находилась под контролем и опекой.

Достижения и упущения

Смогли госпитали во время Великой Отечественной войны добиться снижения уровня смертности пациентов. До 90 процентов возвращались к жизни.

Без привлечения новых знаний это не представлялось возможным. Врачам приходилось новейшие открытия в медицине проверять сразу на практике.

Их смелость дала шанс выжить многим солдатам, и даже не просто остаться в живых, но и продолжить защищать Родину.

Умерших пациентов хоронили в братских могилах. Обычно на могилке устанавливали деревянную табличку с именем или номером. Работающие госпитали во время Великой Отечественной войны, список которых в Астрахани, например, насчитывает несколько десятков, создавались в ходе крупных сражений.

В основном это эвакогоспитали, такие как №379, 375, 1008, 1295, 1581, 1585-1596. Образовались они во время Сталинградской битвы, учёта погибших не вели. Иногда не было документов, иногда быстрое перемещение на новое место не давало такой возможности. Поэтому сейчас так трудно найти места захоронений умерших от ран.

До сих пор есть ещё без вести пропавшие солдаты.

Источник: https://FB.ru/article/215757/sovetskie-gospitali-vo-vremya-velikoy-otechestvennoy-voynyi

Спасённые от смерти: как работала медицина в годы войны

Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

Сегодня расскажем о том, как была устроена система военно-медицинской помощи Красной Армии в годы Великой Отечественной войны

За четыре года войны военные медики вернули в строй более 17 миллионов раненых и больных.

Чтобы представить себе масштаб этого подвига, достаточно сказать, что средняя численность РККА в 1941-1945 годах составляла порядка 5 млн человек, и значит, стараниями военной медицины в войска вернулось три Красных Армии! Эти усилия не остались незамеченными: в военные годы звания Героя Советского Союза удостоены 44 медицинских работника и 285 медиков награждены орденом Ленина. А всего в ходе Великой Отечественной войны орденами и медалями были награждены свыше 115 тысяч сотрудников системы военно-медицинской помощи РККА, которая была достаточно непростой по своей структуре.

Медсестры готовят раненого к переливанию крови в полевом подвижном госпитале

Источник: smolbattle.ru

Помоги, сестричка!

К началу Великой Отечественной войны система полевой медицинской помощи РККА претерпела несколько трансформаций, обусловленных опытом тех войн и военных конфликтов, которые она вела после окончания Гражданской войны.

Скажем, тот же медсанбат, или медико-санитарный батальон, появился только в 1935 году, придя на смену существовавшим в дивизиях трем отрядам разного медицинского профиля.

Или, например, подвижные дивизионные госпитали – их не существовало во время конфликта на Халхин-Голе, они появились во время Советско-финской войны 1939-40 годов.

По сути, всю систему медпомощи РККА в годы войны можно разделить на четыре элемента: первичная медицинская база в подразделениях и соединениях, госпитальная база тыла армии, госпитальная база тыла фронта и госпитальная база тыла страны.

И медсанбаты, как и санинструкторы, относились как раз к первичной медицинской базе.

Но первичная — не значит беспомощная! Как не раз отмечали лучшие военные врачи, именно на эти подразделения ложилась главная задача медслужбы РККА – сортировка раненых, поступающих с поля боя, и оказание им первой доврачебной помощи.

Женщины-медики делают перевязку раненому в вагоне военно-санитарного поезда №111 по пути в тыловой эвакогоспиталь

Источник: smolbattle.ru

Самую первую помощь раненый красноармеец получал от бойцов санитарного отделения. Их было пятеро на восемь десятков бойцов и офицеров обычной стрелковой роты.

Первоначально по штату на санотделение полагался всего один пистолет, которым вооружался командир отделения, как правило, в звании сержанта.

Только в ходе войны все санитары и санитарки (доля женщин в этом звене медслужбы составляла 40%) получили личное оружие.

Но санитарное отделение могло оказать только самую необходимую и простую первую помощь раненым товарищам, поскольку из медицинского оборудования в его распоряжении были лишь сумки санинструктора (он же командир отделения) и санитаров, чаще — санитарок.

Впрочем, большего от ротных медиков и не требовалось: их главной задачей была организация эвакуации раненых.

Обнаружив бойцов, получивших ранения, красноармейцы санитарной роты обязаны были оценить вид ранения и степень его тяжести, оказать первую доврачебную помощь и вытащить с передовой в тыл роты, туда, где по уставу должны были быть подготовлены так называемые «гнезда раненых». А после этого санитарное отделение должно было вызвать санитаров-носильщиков и санитарный транспорт, чтобы раненых как можно быстрее доставили в батальонный медпункт.

Раненые красноармейцы Северо-Западного фронта слушают патефон в вагоне санитарного поезда

Источник: smolbattle.ru

Примерно такими же были обязанности санитарного взвода батальона, в составе которого воевали семь бойцов — три санинструктора и четыре санитара — под командованием офицера-военфельдшера.

Их медицинский инструментарий был шире, чем у санотделения, но ненамного, поскольку задача оставалась прежней: как можно быстрее отправить раненого в ближайший тыл, где ему смогут оказать первую врачебную помощь.

А этим занимался полковой медицинский пункт (ПМП), который разворачивала на расстоянии от двух до пяти километров от передовой санитарная рота полка. Здесь уже были настоящие врачи — четыре офицера (в том числе старший врач полка), а также одиннадцать фельдшеров и четыре десятка санинструкторов и санитаров.

Нас везут в медсанбат…

Именно на полковых медпунктах шла первичная сортировка раненых по тяжести ранений и их виду. От этого зависел дальнейший путь попавших сюда красноармейцев и офицеров.

Те, кто получил самые легкие ранения, могли и не отправляться еще глубже в тыл, они получали первую врачебную помощь и возвращались в свои подразделения.

Тем же, кому требовалась квалифицированная медпомощь, чаще всего хирургическая, предстояла дорога дальше, в тот самый медсанбат — последнее и самое, наверное, главное звено первичной медицинской базы Красной Армии.

Персонал военно-санитарного поезда загружает раненых для отправки в тыловые эвакогоспитали, 1945 год

Источник: smolbattle.ru

Медсанбаты не случайно называли «главной хирургической»: именно тут, в дивизионном тылу (а штатно медико-санитарный батальон входил в состав именно дивизии), на дивизионном медицинском пункте, раненые получали квалифицированную хирургическую помощь. По послевоенным обобщенным данным, на дивизионных медпунктах оперировали почти три четверти всех раненых!

Впрочем, далеко не всегда у врачей медсанбата была возможность оперировать в полевых условиях.

Зачастую во время наступления, при котором санитарные потери всегда оказываются выше, на стол попадал только каждый шестой или седьмой раненый из тех, кто нуждался в срочной хирургической помощи.

А остальных приходилось при первой же возможности отправлять дальше, в армейский тыл, где действовали хирургические полевые подвижные госпитали.

А здесь, на дивизионном медпункте, в 6-10 километрах от передовой, ненадолго задерживались только те, кто получил легкие ранения, требующие госпитального лечения в пределах 10-12 дней. Такие бойцы попадали в сформированные при каждом медсанбате команды выздоравливающих легкораненых, каждая из которых насчитывала до 100 человек, и уже через полмесяца возвращались в свои подразделения.

Эвакуация раненых с помощью специально модифицированного самолет У-2

Источник: smolbattle.ru

Об особой роли полковых медпунктов и дивизионных медсанбатов в системе медпомощи Красной Армии говорит и такой факт: эффективность и организованность армейской медицинской службы оценивались по времени, которое проходило с момента ранения до поступления раненого в ПМП и в медико-санитарный батальон. В первый бойца требовалось доставить не позднее чем через шесть часов после получения ранения, а во второй — в течение двенадцати часов. В эти сроки к полковым и дивизионным медикам должны были попасть все без исключения раненые, а если этого не происходило, то подобное считалось свидетельством недостатков в системе организации медицинской помощи на поле боя. А вообще военные медики считали, что наилучшие прогнозы дает помощь, оказанная раненому в медсанбате в течение шести-восьми часов после ранения.

… И дальше в тыл

Но медсанбат не был и не мог быть настоящим госпиталем: в его задачи не входило вылечивание раненых – только квалифицированная помощь им и сортировка, от которой зависело, в каком госпитале бойцы окажутся в итоге.

А вариантов тут могло быть много: если врачам медико-санитарных батальонов приходилось иметь дело со всеми видами ранений и заболеваний, то госпитальная помощь оказывалась по медицинской специализации.

И это хорошо проявлялось уже на втором – армейском этапе системы медицинской помощи РККА, то есть в полевых подвижных госпиталях.

Санинструктор санитарного отделения стрелковой роты делает перевязку раненому бойцу

Источник: smolbattle.ru

В этих госпиталях оперировали каждого пятого раненого, и неудивительно, что подавляющее число пациентов были хирургическими.

Вторыми по распространенности были инфекционные полевые подвижные госпитали, а дальше разного рода специализированные — офтальмологические, челюстно-лицевые, терапевтические и так далее. Здесь же, в тылах армий можно было встретить и так называемые эвакуационные, или сокращенно эвакогоспитали.

Эпитет «эвакуационный» в данном случае означает, что в этот госпиталь раненых приходилось эвакуировать из тыла дивизий и армий, а сами госпитали не занимались эвакуацией. Напротив, эвакогоспитали, как правило, даже не имели своего санитарного транспорта.

Но именно в эвакогоспиталях лечились те, кому не смогли помочь дивизионные или полковые медики. И именно эвакогоспитали чаще всего подразумеваются, когда речь заходит о бойцах, оказавшихся в тыловых госпиталях.

На уровне тыла армии происходила окончательная сортировка раненых по тяжести ранений. Легкие отправлялись в сформированные при каждой армии батальоны выздоравливающих легкораненых.

В армейские эвакогоспитали попадали тяжелораненые, которые нуждались в срочной госпитализации, а также те, которым требовалось специальное лечение, легкораненые, которым на выздоровление и возвращение в строй нужно было не больше месяца.

Остальных отправляли глубже в тыл, и потому подавляющее большинство эвакогоспиталей располагались на третьем и четвертом госпитальных этапах — в тылах фронта или составе медицинской базы страны.

Санитары полевого подвижного госпиталя принимают раненых солдат, доставленных из медсанбата

Источник: www.historymed.ru

Среди эвакуационных госпиталей третьего – фронтового – этапа могли быть как госпитали общего профиля, имеющие несколько специализированных отделений, так и госпитали, имеющие собственную специализацию. Во фронтовом тылу делали гораздо более сложные операции, чем в армейском, и тем более дивизионном, но и число их было невелико: порядка 7% от общего количества.

Но все-таки, как правило, совсем специализированные лечебные учреждения для раненых бойцов и офицеров Красной Армии располагались еще глубже в тылу — в составе госпитальной базы страны.

Именно в них проводились самые сложные операции (их число составляло около 0,9% от общего), именно в таких медучреждениях получали лечение те, кто нуждался в особо сложных процедурах, редких медикаментах или в сложной медицинской технике.

Процент возвращения в строй раненых из эвакогоспиталей фронтовой базы, а также из госпитальной базы страны был заметно меньше, чем из госпиталей армейского тыла.

И это закономерно: сюда попадали самые трудные пациенты, которым нужно было прежде всего сохранить жизнь, а возвращение таких раненых в строй было уже второстепенной задачей. Однако и с нею врачи и персонал эвакогоспиталей справлялись достаточно успешно.

Но, как правило, чем глубже в тылу располагался госпиталь, тем меньше был процент вернувшихся из него в строй.

Санитарка санитарного отделения оказывает первую помощь раненому красноармейцу

Источник: historymed.ru

Обложка: Картина Марата Самсонова «Сестрица». Источник: news.yandex.ru

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/spasionnyie-ot-smierti-kak-rabotala-mieditsina-v-ghody-voiny

Война без эпидемий. Как советские врачи побеждали вирусы на фронте и в тылу

Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

В годы войны, когда не только о “социальной дистанции”, но даже и о выборе медикаментов говорить не приходилось, а нужно было обходиться скудным арсеналом: пенициллином, марганцовкой, стрептоцидом, — советской медицине предстояло пройти серьезнейший экзамен и проверку сил. И она выдержала испытания более чем достойно.

Работа сверху

После начала войны, когда из-за перемещения, часто хаотического, огромных масс населения стало невозможно соблюдать даже элементарные санитарные нормы, сразу ухудшилась эпидемическая обстановка: стали распространяться острые кишечные заболевания и дизентерия, сыпной тиф, малярия, вирусный гепатит, туляремия и другие инфекции.

Медсанбат, 1942 год

© Олег Кнорринг/ТАСС

Допустить распространение болезней было нельзя. Наркомздрав и Народный комиссариат путей сообщения СССР через неделю после начала войны издали “Положение о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуируемого из угрожаемых районов”, в котором были расписаны действия территори­альных органов здравоохранения и врачебно-санитарной службы транспорта.

Постановление предписывало: поголовно привить против острых кишечных инфекций “призывной контингент” и население крупных городов; своевременно диагностировать и быстро госпитализировать инфек­ционных больных.

Вакцины

Для купирования кишечных инфекций использо­вали формоловую вакцину, либо тривакцину — против тифа, паратифов, А и В, либо пентовакцину — те же компоненты плюс два дизентерийных антигена.

В 1941 году иммунологи супруги Николай Александров и Нина Гефен разработали первую в мире поливакцину против семи инфекций — холеры, брюшного тифа, столбняка, двух видов паратифов и двух видов дизентерии.

Роль этой вакцины сложно переоценить: она дала возможность провести иммунизацию быстро, в то время как старые методы не годились — они предполагали троекратное введение вакцин, при этом для проведения полного курса нужно было 30 дней, а такой возможности в условиях маневренной войны просто не было.

Против туляремии использовалась живая вакцина Николая Гайского и Бориса Эльберта, против сыпного тифа — вакцина Марии Яцимирской-Кронтовской и Михаила Маевского, против сибирской язвы — живая вакцина Николая Гинзбурга, живая противочумная вакцина Николая Жукова-Вережникова, Магдалины Покровской, Елены Коробковой и Михаила Файбича.

Все это позволяло резко снижать эпидемиологическую нагрузку как на фронте, так и в тылу, а главное — обеспечить предупреждение развития эпидемий в войсках и среди населения. Да, эпидемиологическое неблагополучие по отдельным инфекциям иногда возникало, но удавалось добиться, чтобы оно не носило характера эпидемий.

Разъяснительная работа и не только

При районных здравотделах создавались подвижные эпидотряды, был организован институт общественных санинструкторов. Постановление также предписывало создать чрезвычайные противоэпидемические комиссии, которые состояли из председателей местных советов, представителей Наркомздрава, Наркомвнутдела, военных властей гарнизона, санитарной службы армии и партийных органов.

Глав­ное военно-санитарное управление должно было до 20 февра­ля 1942 года сформировать 200 полевых прачечных отрядов.

За противоэпиде­мическую работу отвечал нарком здравоохранения СССР Георгий Митерев, которого наделили чрезвычайными полномочиями. А с 1942 года борьба с инфекциями еще усилилась: в крупных лечебных учреждениях ввели должность замглавврача по противоэпидемической работе, повышенное внимание стали уделять санитарно-просветительной работе.

Барьер для инфекций

Были созданы запасные полки, в ко­торых перед отправлением на фронт всех призывников обучали санэпидграмотности. На крупных и узловых же­лезнодорожных станциях организовали санитарно-контрольные пункты, медицинские службы частей и соединений должны были своевременно выявлять заразных больных, диагностировать заболевание, а затем изолировать и лечить больного.

Много внимания уделялось банно-прачечному и дезинфекционному обслужи­ванию войск и санитарно-эпидемиологической разведке. В 1942 году в каждом военном округе учредили должность главного эпидемиолога и должности эпидемиологов в частях и соединениях.

Войсковой эпидемиолог контролировал санитарное состояние прибывающего пополнения, следил за организацией качественного питания, обеспечения водой, стиркой белья, обеспечением войск полевыми банями.

Подвижные эпидемиологические отряды оснащались сред­ствами для быстрой санитарной обработки людей, одежды и имущества в эпидемических очагах.

Важной частью работы войскового эпидемиолога была санитарно-эпидемиологическая разведка, профилактика заразных болезней, а в случае появления — их ликвидация.

Контроль качества еды

У каждого медработника и хозяйственника были таблицы норм продуктов на одного человека, их калорийности и пищевой ценности. Во время обороны питание было трехразовым, а при ведении активных боевых действий старались, чтобы еда доставлялась не реже, чем два раза в сутки, насколько это позволяли обстоятельства.

Следили за свежестью и за витаминным составом еды. Например, чтобы не допускать авитаминоза С, в частях готовились и выдавались личному составу настои из хвои.

Иногда фиксировались случаи авитаминоза, А — “куриной слепоты”. Таких бойцов обязывали собирать дикорастущий щавель, который добавлялся в первые блюда. Нужно было съедать 100−150 граммов щавеля.

Санитарка раздает шоколад военнослужащим Красной армии, 1942 год

© N. Kolesnikov/Anthony Potter Collection/Getty Images

Чтобы обеззараживать воду в индивидуальных флягах, бойцам выдавали таблетки пантоцида. Вообще каждый источник воды, по правилам военного времени, априори должен был счи­таться сомнительным, поэтому воду обязательно хлорировали и кипя­тили.

Если войска на какой-то территории располагались на значительный период времени, то воду подвергали очистке — отстаивали, коагулировали и фильтровали. С 1942 года там, где была только соленая вода, действовала “Инструкция по опресне­нию воды вымораживанием”.

Обеззараживали воду препаратами хлора, марганцовкой или перекисью водорода, затем ее кипятили и улучшали вкус лимонной кислотой и другими добавками.

В обязанности санэпидвзвода медсанбата входила организация два-три раза в месяц, насколько позволяла боевая обстановка, “помывки личного состава со сменой белья”. Для этого существовали передвижные бани.

В дивизиях были свои прачечные. Эпидемиолог следил за качеством стирки и за тем, чтобы потоки грязного и чистого белья не смешивались. Если эпидобстановка осложнялась, белье начинали пропитывать противопаразитарными составами.

Разведка

Организовывать и проводить санитарно-эпидемиологическую разведку было важнейшим разделом работы санэпидвзвода медсанбата.

Разведка должна была вовремя выявлять очаги инфекционных заболеваний в освобожденных населенных пунктах, обеспечивать локализацию очагов, предотвращать общение личного состава с заразными больными, находить пригодные к использованию источники водоснабжения, собирать сведения об эпидемическом состоянии войск противника.

Конечно, без инфекционных заболеваний, особенно дизентерии, которой чаще всего страдало молодое пополнение, не обходилось. В этом случае важно было не допустить развития и нарастания инфекций.

Именно поэтому эвакуация инфекционных больных в тыловые госпитали, как пра­вило, не допускалась: их лечение проводилось в инфекционных полевых подвижных госпиталях.

Санэпидразведка также обеспечивала са­нитарное обслуживание войск при передвижении на железнодорожном, автомобильном, водном транспорте. Это стало особенно важным, когда войска начали продвигаться вперед.

На освобожденных территориях, где зачастую полностью была разрушена инфраструктура, уничтожены поликлиники и больницы, возникала пря­мая угроза распространения паразитарных тифов и других инфекционных болезней. Иногда нацисты прибегали к намеренному заражению населения, с тем чтобы инфекция вывела из строя наступающие войска.

В этих случаях широко использовался институт чрезвычайных противоэпидемических комиссий, требовалась особенно напряженная работа военно-медицинской службы, чтобы обнаружить, изолировать и обеспечить лечение больных, обеззаразить территорию, создать и оборудовать полевые госпитали для лечение солдат.

Внимание тылу

В мае 1942 года в каждой поликлинике ввели должность замглаввра­ча по эпидработе, организовали подготовку активистов — санинспекто­ров, которые проводили подворные обходы, направляли на госпитализацию всех температурящих больных, дезинфицировали очаги инфекци­онных заболеваний.

Санитарный поезд, 1941 год

© ТАСС

Активно участвовали в эпидработе поликлиники и санэпидстанции, число которых за первые два года войны увеличилось с 1760 до 2400. К работе привлекали общественных санинспекторов и сотрудников общества Красного Креста и Красного Полумесяца.

В большом количестве строились бани и дезинфекционные камеры. На основных эваконаправлениях, на крупных железнодорожных узлах создавали специа­лизированные формирования Наркомздрава и медицинской службы Наркомата путей сообщения, включавшие в себя санитарно-контрольные, обсервационные и изоляционно-пропускные пункты.

Таким образом была обеспечена система на­дежных противоэпидемических барьеров на железнодорожных коммуника­циях.

О том, что работа военных эпидемиологов, гигиенистов и санслужб была успешной, свидетельствовуют цифры: доля инфекционных болезней в об­щей заболеваемости составила только 9%, из них дизентерия — 4,4%, сыпной тиф — 2,7%, брюшной тиф и паратифы — 0,6%. За годы войны вылечили 72,3% раненых и более 90% больных.

Усилия врачей и медработников не остались незамеченными. Орденами и медалями СССР за период 1941—1945 годов наградили более 116 тыс. военных медиков и 30 тыс. работников гражданского здравоохранения. 47 человек удостоены высочайшей награды — звания Героя Советского Союза. Больше 20 военных медиков в годы Великой Отечественной войны стали лауреатами Государственной премии СССР.

Благодаря именно их работе и главенству принципа профилактики во время Великой Отечественной войны была одержана блестящая победа над эпидемиями.

Юлия Острогожская

При подготовке материала использована литература: Санитарно-эпидемиологическая служба и ее руководители. Из истории здравоохранения России в ХХ веке. — М., Медицина, 2003 г. Е.Г. Эльяшевич. Санитария, гигиена и эпидемиология в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Белорусский государственный медицинский университет. А. Е.

Локтев. Становление и развитие санитарно-эпидемиологической службы Русской и Красной армий (1904−1945). С. Бутаков, О. Берский, А. Зеткин, А. Зобов. Противоэпидемическое обеспечение Красной армии на завершающем этапе Великой Отечественной войны. Военно-медицинский журнал, май 2015 г. С. Лебедев.

Вклад советской военной и гражданской медицины в разработку вакцин в годы Великой Отечественной войны / С. М. Лебедев, М. О. Сафронов // Военная медицина. 2015. Живая противочумная вакцина: теория и практика иммунопрофилактики чумы. Е. Коробкова, М., Медгиз, 1956. M. Leitenberg, R. A. Zilinskas with G. H. Kuhn.

The Soviet Biological Weapons Program. A History. London, England, 2012.

Источник: https://tass.ru/75-letie-pobedy/8503997

ОБХСС: история «самой страшной» спецслужбы СССР

Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

Одной из «самых страшных» спецслужб СССР было подразделение, созданное при НКВД.

На протяжении первых 20 лет своей истории в молодом рабоче-крестьянском государстве не было специальной службы для борьбы с экономическими преступлениями.

И лишь когда проводимые повсеместно индустриализация и коллективизация стали сопровождаться массовыми кражами, подделками и спекуляцией, появилась та самая спецслужба.

История создания экономической спецслужбы

Народный комиссар внутренних дел СССР Николай Ежов 16 марта 1937 года издал приказ №0018, согласно которому в составе НКВД организовывалось отдельное подразделение – «Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией» – ОБХСС. Главой нового ведомства был назначен капитан государственной безопасности Самуил Ратнер, а подчинялась экономическая спецслужба напрямую наркому.

Согласно уставу новой организации на ОБХСС возлагалась задача не только раскрывать, но и пресекать преступную экономическую деятельность в потребительской и торговой сферах, сберкассах, промышленной кооперации, но и вести борьбу со спекуляцией. Отделения спецслужбы были организованы во всех республиках и областях СССР, где структурно были разделены на 2 подразделения: отдел по борьбе с хищениями и отдел по борьбе со спекуляцией.

До 1940 года штат нового ведомства составлял более 100 тыс. сотрудников – бывшие работники уголовного розыска. И примерно 60 тыс. внештатных «информаторов» – работников магазинов, рынков и финансовых учреждений.

За 3 года своей деятельности ОБХСС раскрыл несколько преступных «схем», которые нанесли убыток государственной экономике почти на 50 млрд рублей.

Также существенно уменьшилось количество растрат и хищений в торговой сфере (на 38%) и потребительской кооперации (на 46%).

Именно в первые годы своего существования ОБХСС и начало завоёвывать статус «самой страшной» спецслужбы СССР – многие раскрытые экономические преступления трактовались следствием и судом, как шпионские действия, направленные на подрыв советской экономики и заканчивались для фигурантов этих дел расстрелом.

Деятельность ОБХСС во время Великой Отечественной войны

Несмотря на то, что многие из кадровых сотрудников и осведомителей ведомства ушли воевать на фронт, ОБХСС продолжала свою деятельность, сосредоточив усилия на выявлении фальшивомонетчиков, многие из которых работали «под патронатом» Главного управления Имперской безопасности фашистской Германии. Так же отдел занимался предотвращением нелегальной скупки и перепродажи золота и ценностей.

По законам военного времени за такие преступления довольно часто выносились расстрельные приговоры. За время Великой Отечественной ОБХСС смог вернуть в государственный бюджет свыше 170 млрд рублей.

Послевоенное восстановление экономики

На фоне восстановления народного хозяйства после окончания войны, в Советском союзе резко выросло число преступлений в экономической сфере. Криминальные элементы распространяли своё влияние на деятельность магазинов, рынков, ресторанов и даже сберегательных касс.

В середине 1950-х годов ОБХСС смогло поломать «схему» водочных махинаторов. В кафе и рюмочных спиртные напитки реализовывались с 50%-й наценкой. Предприимчивые «коммерсанты» придумали простой способ незаконного обогащения – покупая в магазине водку по цене 4 рубля за бутылку, они ставили на этикетке штамп своей рюмочной и реализовывали её уже за 6 рублей.

Сотрудники ОБХСС придумали простое, но действенное решение. Они добились того, что спиртное для предприятий общепита начали выпускать со специальной этикеткой, таким образом, на порядок, сократив прибыль водочных махинаторов.

Эпоха развитого социализма

Во времена «брежневского застоя» в СССР экономическая преступность резко возросла – появился так называемый «теневой рынок». Сотрудники ОБХСС в 70-80-е годы XX века раскрыли несколько крупных «афёр».

Самыми громкими расследованиями экономических преступлений брежневской эпохи были дело сочинской фирмы «Океан» по нелегальной торговле за рубеж чёрной икрой, расфасованной в банки из-под дешёвых рыбных консервов и дело московского гастронома «Елисеевский», в котором фигурировали его директор Ю. Соколов и глава плодоовощной базы Мхитар Амбрацумян.

Несмотря на то, что у подозреваемых были влиятельные друзья и покровители в партийной верхушке, все они были приговорены судом к высшей мере наказания – расстрелу.

Эпоха Перестройки

В «горбачёвскую эпоху» образовывалось множество кооперативов и совместных предприятий, которые помимо своей задекларированной деятельности, часто занимались делами, нарушающими экономические законы СССР. За период с 1987 по 1990 годы отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией зафиксировал свыше 1300 правонарушений, в результате чего было возбуждено более 800 уголовных дел.

После распада СССР, ОБХСС подверглось реорганизации. В настоящее правопреемником «самой страшной» спецслужбы Советского союза в России является Главное управление по экономическим преступлениям.

Источник: https://comandir.com/2020/02/01/318038-obxss-istoriya-samoj-strashnoj-specsluzhby-sssr.html

ОБХСС: что делала «самая страшная» спецслужба СССР

Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

Русская семерка

До середины 1930-х годов в нашей стране не существовало специального подразделения по борьбе с организованной экономической преступностью. Но когда индустриализация и коллективизация стали сопровождаться масштабными хищениями и спекуляцией, которые наносили значительной ущерб экономической безопасности государства, для борьбы с этими явлениями в структуре НКВД был создан особый отдел.

Экономическая спецслужба

Его история началась 16 марта 1937 года. В этот день был издан приказ наркома внутренних дел Николая Ежова за номером 0018. Так появился ОБХСС — отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. Подчинялась новая структура напрямую главе НКВД, а возглавил ее капитан госбезопасности Самуил Ратнер.

Тогда же было выпущено Положение об организации, которое устанавливало основные принципы деятельности нового органа и определяло его структуру. Перед ОБХСС стояла задача пресекать и раскрывать преступления в сфере торговли и потребительства, промысловой кооперации, в сберегательных кассах, а также противодействовать спекуляции.

Организация имела «головной отдел», расположенный в Москве, а также филиалы в республиках и областях. Местные отделы в свою очередь делились на два подразделения: одно занималось борьбой с хищениями, другое — со спекуляцией.

Из кого формировалась экономическая спецслужба? В основном это были сотрудники уголовного розыска, уже имевшие опыт работы с такими правонарушениями, как взяточничество, расхитительство, фальшивомонетничество и прочее.

Как отмечает историк Арсений Замостьянов, к 1940 году в системе ОБХСС трудились более 100 тысяч человек. Им помогал обширный круг осведомителей — около 60 тысяч человек, по большей части работники рынков и магазинов.

Спустя несколько лет деятельности ОБХСС, по данным Центрального статистического управления (ЦСУ) СССР, количество хищений и растрат уменьшилось в торговле на 38% и в потребительской кооперации — на 46%. Агенты выявили случаи воровства почти на 50 миллиардов рублей.

В великую отечественную

Во время войны деятельность ОБХСС приобрела особое значение, ведь еще до начала войны разведка Главного управления имперской безопасности Третьего рейха проводила ряд мероприятий, направленных на подрыв советской экономики. К примеру, в приграничных районах массово распространялись фальшивые деньги.

При этом агентуре ОБХСС приходилось нелегко, поскольку многие из сотрудников ушли на фронт. Тем не менее в годы ВОВ отдел успешно боролся с фальшивомонетничеством, скупкой и перепродажей золота. Многие сотрудники были отмечены орденами и медалями. Всего с 1941 года по 1945 год агенты экономической безопасности смогли вернуть государству порядка 170 миллиардов рублей.

Восстановление экономики

Новый этап в жизни ОБХСС наступил после победы над немецко-фашистскими захватчиками. Страна лежала в руинах, народное хозяйство только восстанавливалось, а простые люди жили крайне скромно. На этом фоне резко увеличилось число экономических преступлений. Послевоенный криминалитет оказался тесно связан с ресторанами, магазинами, рынками и сберкассами.

Так, в середине 1950-х годов удалось сломать систему так называемых водочных махинаторов. Дело в том, что в рюмочных спиртное продавалось с наценкой в 50%. Ушлые коммерсанты покупали в обычных магазинах бутылку за четыре рубля, лепили на этикетку клеймо своей рюмочной, а затем продавали по завышенной цене.

ОБХСС добился того, чтобы винно-водочная продукция выпускалась со специальным указанием на этикетке, что бутылки предназначены для поставок на предприятия общепита. После этого выручка спекулянтов резко упала.

«Развитой социализм» и Перестройка

1970-е годы стали временем расцвета теневого рынка, резко возросло количество хищений. Примечательны слова Генсека Леонида Брежнева, который как-то заявил, что на зарплату в стране никто не живет.

Одним из самых громких расследований ОБХСС того времени было дело фирмы «Океан».

Удалось установить, что директор одноименного магазина в Сочи нелегально торгует черной икрой, фасуя ее в банки из-под рыбных консервов и переправляя их за границу.

Еще одно громкое дело было связано со столичным гастрономом «Елисеевский» и его руководителем Юрием Соколовым, а также главой одной из московских плодоовощных баз Мхитаром Амбарцумяном.

В обоих случаях ОБХСС выявило масштабное взяточничество и злоупотребление полномочиями. Соколов и Амбарцумян в итоге были расстреляны.

В эпоху Перестройки ОБХСС приходилось действовать в условиях либерализации экономической жизни.

За 1987-1990 годы были зафиксированы 1300 правонарушений, возбуждены около 800 уголовных дел.

После распада СССР ОБХСС было преобразовано в Главное управление по экономическим преступлениями. Спектр обязанностей его сотрудников остался прежним, вот только работать нужно было уже в совершенно новых, гораздо более сложных условиях.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/39803117-obhss-chto-delala-samaya-strashnaya-spetssluzhba-sssr/

Почему советские граждане как огня боялись ОБХСС

Обхсс мвд ссср. История обхсс. Во время войны в госпиталях не только лечились многочисленные раненые, но и обогащались отдельные работники

Самая грозная и неподкупная спецслужба в СССР могла перечеркнуть карьеру и даже жизнь любого директора или министра

В Советском Союзе ходил такой анекдот. У майора КГБ спрашивают, чем занимается его организация.

– Мы занимаемся людьми, которые недовольны государственным строем.

– А разве есть такие, которые довольны?

– Есть, но ими занимается ОБХСС!

Рожденные в 37-м

До 1937-го в стране не было органа по борьбе с экономическими преступлениями. Когда понадобились дополнительные средства на индустриализацию аграрной страны, Сталин решает создать при НКВД отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляциями. Так в марте 1937 года родился легендарный ОБХСС.

Юбилейный знак «ОБХСС 50 лет». Источник: wikimedia.org

Первый отдел возник в Москве, а со временем конторы расползлись по всей стране. В новые отделы принимали самых опытных сотрудников УГРО и экономических отделов НКВД. Борцы с преступностью занялись расследованием хищений на производстве, фальшивомонетчиками и спекулянтами, а также теми, кто вел операции с валютой.

Во время Великой Отечественной на плечи ОБХСС также лег контроль за снабжением фронта. А в 60-е сотрудники отдела, имевшие репутацию абсолютно неподкупных, начали схватку с торговой мафией, «правившей» на рынках. Затем в поле их зрения оказались цеховики.

Благодаря усиленной работе ОБХСС удалось добиться значительного снижения изготовления фальшивых денег и количества незаконных валютных операций. Начиная с 60-х годов и до распада СССР, отдел сконцентрировался на пресечении криминальной деятельности в торговле, оставив за собой вереницу громких дел, на основе которых в современной России снимают телесериалы.

Работники торговли всех рангов, от низших до самых высших, боялись ОБХСС как огня.

Причем круглые сутки – никто не гарантировал, что представители отдела не нагрянут домой посреди ночи и не начнут выяснять, на какие доходы была куплена мебель, хрустальные сервизы в сервантах и так далее.

Опасались отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности и партийные боссы, впоследствии даже возник вопрос-каламбур: «Почему КПСС боялась ОБХСС».

Океан денег

В 1976 году по всему Советскому Союзу по личному указанию премьер-министра Алексея Косыгина открылись рыбные магазины “Океан”. Они предназначались для осуществления комплексной программы развития рыбной промышленности, так как в СССР покупателям не хватало мяса.

Летним утром 1978 года по Москве поползли слухи о том, что в магазинах под видом кильки в томате продают черную икру. Невиданными консервами моментально заинтересовались следователи Генеральной прокуратуры.

Кадр из сериала «Икра», основанного на реальных событиях

Раскрытая криминальная схема оказалась одновременно простой и масштабной.

В ходе совместного расследования ОБХСС и КГБ были арестованы директор сети “Океан” Фельдман и директор одного из этих магазинов Фишман.

Оба преступника в огромных количествах меняли рубли на валюту, готовясь к бегству на Запад через страны социалистического лагеря.

Дельцы сдали следователям всех участников цепочки, включая высших чиновников СССР. Замминистра рыбной промышленности ВладимирРытов был расстрелян

По следам купцов Елисеевых

Эпоха генсека ЛеонидаБрежнева заканчивалась на печальной ноте. За две недели до его смерти был арестован директор “Елисеевского” гастронома Москвы Юрий Соколов. Против него и руководства магазина было возбуждено дело о взяточничестве и хищениях.

Двадцать лет подряд Юрий Соколов возглавлял гастроном №1. В “Елисеевском” и его филиалах царило изобилие, но не для всех. Импортные продукты, икра, колбасы, конфеты и фрукты распределялись по семьям высокопоставленных чиновников, генералитета, творческой и спортивной элиты. Вхож был предприимчивый директор и в семью самого Леонида Ильича, с дочерью которого жил в одном доме.

Кадр из сериала «Дело гастронома №1», основанного на реальных событиях

Юрий Соколов выстроил четкую вертикальную схему коррупции. Сверху его “прикрывал” хозяин Москвы, Первый секретарь горкома партии Виктор Гришин.

Снизу ему подчинялись руководители филиалов. Он встречался с ними по пятницам, как «крестный отец», принимая конверты с деньгами.

Часть этих денег передавалась начальнику Главного управления торговли Москвы Николаю Трегубову и другим заинтересованным лицам.

Всего в ходе расследования преступлений в системе торговли столицы были привлечены более 10 тысяч человек.

В тюрьму попали руководители ведущих московских продовольственных магазинов: гастрономов «Новоарбатский» и «Смоленский», а также начальник Мосплодовощпрома и директор сети «Диетторг”.

Во взятках и незаконной торговле было уличено огромное количество граждан – от директоров продовольственных магазинов до высших руководителей отраслей, не имеющих отношения к пищепрому.

По итогам работы ОБХСС и следственной бригады невезучему директору Соколову, ставшему марионеткой в борьбе кремлевских партийных кланов, был вынесен расстрельный приговор.

Черный хлопок

Среди всех коррупционных дел, в расследовании которых принимал участие ОБХСС, «хлопковое дело» выделяется особенным размахом. Оно тянулось 10 лет. Система приписок в хлопковой промышленности СССР закончилась открытием почти 1000 уголовных дел.

Тюремные сроки, а иногда и высшую меру наказания, получили более 5000 человек. Среди них были министр промышленности Узбекистана, начальник ОБХСС Бухарской области, зять Леонида Брежнева Юрий Чурбанов и первый секретарь ЦК КП Узбекистана.

Прокуратура СССР демонстрирует ценности, изъятые в ходе расследования дела о должностной мафии в Узбекской ССР, 1988 год. Источник: wikimedia.org

«Хлопковое дело» поражало восточным размахом взяток.

Глава ОБХСС Бухары хранил дома более 1 000 000 рублей, а также золото и драгоценные камни на полтора миллиона рублей.

Страна была потрясена, а вынесение приговоров людям, чьи имена раньше произносились с почтением, как будто ускоряло процесс распада СССР.

Падение Советского Союза заставило реорганизоваться и ОБХСС, который был преобразован в ОБЭП, а в начале нового века стал Главным управлением экономической безопасности и противодействия коррупции.

Олег Ситников для eg.ru

Источник: https://zen.yandex.ru/media/eg/pochemu-sovetskie-grajdane-kak-ognia-boialis-obhss--5b4b3a3dd3726c00aa20cc64

Вопросы юристу
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: